Давай ещё раз про созвоны

Давай ещё раз про созвоны

Я не планирую новые дела «на сегодня». Новое — только с завтрашнего дня. Это даёт мне шанс выполнить сегодняшний план. Если сегодняшний день не защитить от вторжения новых дел, такого шанса не будет. (Книга Марка Форстера «Сделай это завтра».)

Я не отвечаю на сообщения до 14. И не ставлю встречи до 14 с редкими исключениями. Это даёт мне шанс сделать что-то своё, что важно сделать именно мне. Другого способа у меня нет, проверял. В проекте может быть жопа, а я всё равно не отвечу — проектов много, а жизнь одна.

У тебя один проект или, может, два-три. У меня пять-десять. Ты можешь в какой-то момент мобилизоваться и отдать проекту больше сил. Я могу только «ходить по клеточкам», строго в рамках своего расписания и правил. Если я сломаю свой режим работы — сломаются сразу все проекты.

К тому же я старый.

Поэтому твой план, который подразумевает, что я приму работу в день, когда ты её впервые покажешь — сломан изначально. Даже если в работе всё хорошо (а там обычно не всё хорошо).

Единственный способ гарантированно получить ответ — забить встречу. «На завтра», или сразу на пару дней в течение недели.

Да чёрт с ним, можно и «на сегодня», прямо с утра, прямо в календаре — вдруг я смогу. В чате не отвечу, а встречу подтвердить или отбить это ок, потому что там невозможен какой-то последующий диалог.

Второй по верности способ — спросить «когда ждать ответа», получить обещание и если я не сделаю — медленно уничтожать меня, пока я всё не выполню.

А отправить ссылку в чат и ждать, что я сразу же посмотрю, или не забуду посмотреть потом — это способ не получить ответ.

Почему пользователи уходят

Клиенты перестают пользоваться продуктом по двум причинам: нет необходимости, либо что-то не нравится.

С первой категорией всё понятно. Этим пользователям продукт нравиться и они, возможно, расскажут о нем друзьям. Но в данный момент он им не нужен. Для таких клиентов дайте возможность легко отказаться от услуг. Это оставит хорошее впечатление и, возможно, в будущем они ещё вернутся.

А вот ситуацию, которая попадает во вторую категорию, анализируем, находим истинную причину неудовлетворенности и извлекаем из этого максимальную пользу. За пользователей из этой категории стоит побороться, узнав, что им не нравится. Если цена, то предложите скидку. Если не хватает функционала, то узнайте, как улучшить продукт. Но не забываем про положительный ROI. Нелогично тратить $50к на разработку нового функционала, чтобы вернуть одного пользователя LTV c которого будет $1к.

Бывают настолько недовольные клиенты, что готовы рассказать об этом всем и везде. Не стоит идти на поводу и провоцировать конфликт. Постарайтесь узнать в чем проблема и, даже если вы не согласны, решите её мирным путем. Поверните ситуацию в свою пользу. При правильной работе с негативом в публичном поле можно получить новых лояльных клиентов, потому что люди увидят, что их проблемы бизнесу не безразличны.

Принцип которого мы придерживаемся это Customer Obsession. Мы проводим много времени разговаривая с клиентами, собираем отзывы и только после этого приступаем к работе. Это позволяет проактивно предотвратить отток пользователей и не тратить времени на поиски причины.

Итак, PROFI.RU

Знакомьтесь, Андрей — глава дизайн отдела в профиру и, по совместительству, наш заказчик.
Наше знакомство с сервисом проходило в нескольких встречах с заказчиком, и сейчас я расскажу об основных моментах, которые мы выявили по итогу этих встреч.

В брифе Андрей говорил о том, что сервису не хватает свежего взгляда на дизайн, и они хотят посмотреть на сервис со стороны.
Отсюда вытекает два следствия:
-нам можно придумывать любые фичи, мы не ограничены никакими рамками;
-нам можно и нужно придумать новый визуальный язык.

Часть первая. Бизнес модель.

Профиру, для тех, кто не знает, это платформа для поиска специалиста для решения любых задач: от репетитора до маникюрщицы и сантехника. Сам сервис, как и любой маркетплейс, имеет две стороны — сторона клиентов, которые заказывают услуги, и сторона специалистов, которые эти услуги выполняет.
Профиру — посредник, который должен как-то на этом процессе зарабатывать — а этот вопрос всегда самый интересный. Исторически, подобные сервисы зарабатывали на комиссии — исполнители платят процент от каждого выполненного заказа.

Давайте рассмотрим этот процесс подробнее.

Для того, чтобы определить размер комиссии необходимо ответить на следующие вопросы:
Действительно ли сделка состоялась?
Соответствует ли финальная сумма сделки заявленной?
Ответами на эти вопросы занимается администратор, который должен связаться со всеми участниками сделки: у исполнителя необходимо узнать, действительно ли сделка состоялась, а у заказчика — уточнить финальную стоимость услуги. На основе окончательной суммы высчитывается процент, который должен заплатит специалист.
Это необходимо делать, так как многие исполнители начинают хитрить и просить заказчиков называть сумму конечной услуги ниже, чтобы платить меньше процентов.

Главный недостаток такой модели в том, что она очень сложно масштабируется — с увеличением числа заказов необходимо увеличивать и количество администраторов.

Для того, чтобы расти и не терять много средств на содержание армии администраторов подобные сервисы стали искать возможность автоматизировать процесс. Этот поиск привел к появлению системы обратного аукциона, когда исполнители платят за то, чтобы их контакты увидел заказчик, который в свою очередь выбирает лучшего специалиста из отозвавшихся. При этом сам заказчик ничего не платит.

Например, я, как исполнитель, вижу подходящую заявку на услугу, оплачиваю стоимость заявки (примерно от 20 до 200 рублей) и жду, когда меня выберут. Если меня выбрали, то сумма заявки возвращается, если нет — деньги сгорают.

Ухх.. нам тоже эта система показалась неочевидной и не очень справедливой. К тому же, такая модель нова для нашего восприятия — приходится напрячься, чтобы понять, почему я должен платить за заявку, так как мы привыкли к обычной рыночной модели — как в авито, где есть заказчик, есть исполнитель, они договариваются и работают. Но, пожалуй, это единственно возможный вариант автоматизировать процесс работы между заказчиком и множеством исполнителей.

Сегодня профи.ру находится в переходном этапе от традиционной модели с комиссией к автоматизированному аукциону.

Часть вторая. Зонтичный бренд

Еще одной важной особенностью сервиса, которую мы узнали от заказчика, является большое количество различных направлений — вертикалей бизнеса. Платформа PROFI.RU образовалась путем объединения нескольких уже существующих сервисов по поиску репетиторов, спортивных тренеров, врачей и т.д. — образовав тем самым, так называемый, зонтичный бренд.

Большое количество разных бизнесов, объединенных под одним интерфейсом, является серьезной проблемой для проектировщика — чем больше услуг, тем сложнее их стандартизировать.

Например то, что удобно для репетитора (пол и возраст клиента), совершенно неважно для сантехника, которому принципиально видеть адрес клиента, но с другой стороны, если я дизайнер-фрилансер, то мне наоборот, совершенно не важен адрес и т.д.

В этом случае приходится либо тратить ресурсы на проработку каждого сценария отдельно, либо упростить интерфейс сведя его к самым общим параметрам. Это непростая задача, к которой мы вернемся при поиске решения.

Часть третья. Legacy

Из-за особенностей, описанных выше, а именно из-за того, что сервис образовался путем слияния разных бизнесов, вытекает еще одна не самая приятная особенность — большое техническое наследование, или technological legacy. Это означает, что платформа, на которой строится профиру за всю свою историю существования (а это больше 10 лет) обросла огромным количеством костылей и ограничений. БОльшая часть интерфейсных (и не только) проблем сервиса связанна именно с этим — любое изменение дается долго и дорого.
Поэтому бриф, который озвучил Андрей, был про свежий взгляд без привязки к грузу технических ограничений.

Итого

После общения с заказчиком мы выделили три главных особенности профиру:

  • сейчас сервис находится в стадии перехода с одной модели монетизации на другую;
  • сервис имеет большое количество вертикалей бизнеса;
  • многие проблемы сервиса связаны с устаревшей архитектурой.

Для того, чтобы разобраться в этих особенностях подробнее, а также найти дополнительные, нам предстоит попробовать самим стать пользователями сервиса, рассмотреть конкурентов и пообщаться с пользователями.

Мини-кейс

В процессе обучения всплывает довольно много интересных историй и крутых кейсов, некоторые из них особенно хороши.

Например, как решить проблему того, что люди часто не заканчивают курс лекарств до конца?

Конечно же ввести геймификацию!
Главная проблема заключается в том, что довольно сложно принимать большое количество одинаковых лекарств постоянно, это просто надоедает. Но можно пойти другим путем и разделить одинаковые лекарства на две группы — 90% оставить как было, а 10% сделать другим цветом и разместить их в самом конце, сказав, что их прием ОБЯЗАТЕЛЕН.

Профит!

Правила жизни выпускников британки.

Антон Лебедев, 27 лет.

До поступления в британку работал менеджером вне дизайнерской сферы.

О Британке узнал зимой 2016 года, когда пошёл на курсы графического дизайна, и решил, что надо пройти и её. По секрету, я целился на другую программу, и только потому что её закрыли, я обратил внимание на «Дизайн мобильных приложений». Поначалу в голове не было других вариантов, но когда вдруг стало страшно, что я могу не пройти вступительное собеседование, приметил Вышку.

Не стройте завышенных ожиданий — вы многому научитесь (ну или узнаете заново), но по большей части процесс очень приземлённый и иногда даже идёт не по плану, но это не значит, что вы ни хера не делаете.

Готовьтесь к бессонным ночам (да и вообще выкладываться по полной) — занятия идут всю субботу и два вечера в будни. В итоге остаётся воскресенье, когда ты занимаешься своими делами/делаешь домашку/видишься с друзьями/прочее — короче, вы будете жалеть, что в сутках всего 24 часа.

После зимней защиты у нас были 2 занятия прямо перед уходом на новогодние каникулы, куда приходили ребята из Яндекс.Такси, которым мы снова презентовали наши собственные продукты. Полученный фидбек и рассказ об их работе были настолько фантастическими и сногсшибательными, что до сих пор можно рассыпаться в благодарностях кураторам за то, что привели этих ребят.

Будьте открыты новому — вас будут расшатывать всеми мыслимыми и немыслимыми способами, чтобы вы поняли, что ошибаться не страшно, отсиживаться в сторонке грешно, а надо как Карл Аллен всегда говорить «да» всему странному и новому (круче только сказать «да и…»).

Познайте дзен — вас ждут работа в команде, генерация идей, проверка гипотез, прототипирование, возвращение на исходную и другие виражи на этих американских горках, что–то из этого пойдёт как по маслу, что–то — с трудом, просто будьте готовы ко всему.

Нужно больше приглашённых ребят из индустрии. AMA–сессии или экскурсии в офисы это прекрасно (особенно если удаётся попросить из дать фидбэк по вашему проекту), но, как говорится, «once you go black you’ll never go back».

Не покидает ощущение лабораторного эксперимента, когда вам дали все необходимые компоненты, методику, оборудование и пустили в свободное плавание. Конечно, вы получите результат, но как его применять дальше непонятно.

Периодически ощущаешь дежавю. Этакие старшие классы версии 2.0: кружки по интересам, каждый из своего мира, страх не вписаться. Разве что на выходе результат полностью противоположный: если после 11 класса ты практически не встречаешь своих одноклассников, то после Британки ты так или иначе будешь встречать ребят в жизни (как никак все из одной сферы).

Хочется больше времени на тимбилдинг на проектах. Слово Саше Мемусу: «Студенты привыкли работать поодиночке, а не в командах. Особенно хромает распределение ролей и стримов работ в длинных проектах. Так что просто сформировать команды для работы и дать задания недостаточно».

Если бы вдруг я начал учиться заново, то хотелось бы сильнее проработать собственный продукт и оооооооооооочень подтянуть UI–скилл.

По сравнению с тестированием на блоке «НИИ» серия пенальти сборной России в мачте с Хорватией просто ничто. Серьёзно. Самое волнующее это не гадать забьёт ли Дзюба, а смотреть, как обычные люди (пользователи) проходят сценарии на тестировании прототипа.

Саша Мемус всегда проводил самые нестандартные занятия, но рэп–батл это просто что–то с чем–то.

Сейчас нахожусь в поиске своей первой дизайнерской работы и хочется верить, что учёба была похожа на реальную жизнь.

Консистентность — это когда схожие элементы и паттерны выглядят целостно. Иными словами, если на экране А ячейки выглядят так, то и на экранах B, C, G они выглядят так же.

Социальные и психологические аспекты жизни древнего человека

Социальные и психологические аспекты жизни древнего человека

Очень модна сейчас идея о том, что физиологически мы приспособлены быть охотниками-собирателями, а вовсе не сидеть за компьютером круглые сутки, кто бы мог подумать. Больше двигайся, ешь овощи, не ешь добавленный сахар (а то и вовсе попробуй палео-диету), высыпайся, избегай синего света перед сном и так далее.

Не менее же интересна, на мой взгляд, тема, о которой гораздо меньше говорится, — социальные и психологические аспекты жизни древнего человека. К какому типу взаимоотношений с другими людьми мы наиболее адаптированы эволюцией?

Из школьной программы у меня осталось ощущение, что 95% времени существования человечества на Земле жили такие несчастные примитивные пещерные люди-дикари. А вот потом началось земледелие, появились цивилизации, человек очеловечился и тут-то в последние пару тысяч лет всё интересное и стало происходить.

На самом деле древние ребята, судя по всему, жили вполне гармонично, сыто и счастливо. Все исследования племён, которые сохранили образ жизни охотников-собирателей, говорят о том, что для наших предков были очень важны несколько базовых ценностей:
- Автономия (личная свобода). Охотники-собиратели не говорили друг другу, что делать, и даже советов не давали. Каждый человек был полностью независим и свободен в своих действиях ровно до того момента, пока его личная свобода не нарушала свободу других людей.
- Бескорыстие и щедрость. Наши предки всегда с удовольствием делились друг с другом всем, не ожидая ничего взамен: добычей и находками, знаниями и умениями, заботой. Частной собственности не просто не было, в ней не было никакого смысла. Имей ровно столько вещей, сколько сможешь носить с собой. Товарно-денежных отношений тоже не было.
- Тотальное равенство. У людей не было иерархии, у племён не было старейшин или вождей. Мужчины и женщины были равны в правах. Ничьи нужды не были более важными, чем нужды другого. Не было и духа соревнования, даже в играх. Решения принимались консенсусом после долгих обсуждений и споров.
Если кто-то отказывался жить в соответствии с этими ценностями, его сначала высмеивали, а потом просто выгоняли из племени. Прожить же в одиночку было почти невозможно. Подробнее об этом всём можно почитать, например, в замечательной книжке Питера Грея Free to learn.

Харари писал о том, что очень многое, из чего состоит наша сегодняшняя жизнь, — государства, политика, бизнес, деньги, религии и т. д. — иллюзорные конструкции. Меня совершенно поражает, что они не просто иллюзорны, мы эволюционно к ним не очень-то подготовлены. Их и не существовало в жизни homo sapiens до тех пор, пока не появилось земледелие. А вместе с осёдлым образом жизни пришёл тяжелый изнурительный труд, частная собственность, войны и насилие, подчинение одних людей другими и борьба за власть, эпидемии и так далее. Кстати, отличнейшая свежая книжка об этом — Humankind Рутгера Брегмана.

Конечно, в 2020 году мы уже не можем отказаться от электричества, интернета, айфонов, самолётов, хипстеров и телеграм-каналов, даже если бы вдруг и захотели. Прогресс неостановим. Но страшно интересно, как можно поменять некоторые из моделей и установок, чтобы быть ближе к Базовым Ценностям:
- Например, некоторые компании не просто декларируют автономию как важную ценность, а упраздняют иерархию вообще (книжка «Открывая организации будущего», плюс можно погуглить «бирюзовые организации» или Valve's Handbook for New Employees).
- Например, появляются школы, в которых дети могут свободно играть вместо того, чтобы сидеть за партами и слушать уроки (можно погуглить unschooling или Sudbury school).
- Например, набирают силу движения вроде феминизма, Black Lives Matter и другие, направленные на то, чтобы убрать неравенство и перекосы, копившиеся в обществе столетиями.
- Существуют отдельные мероприятия и фестивали вроде Burning Man, живущие по очень похожим правилам и ценностям: автономия, щедрость, равенство.

Двигать метрики – это не стратегия

За последний год я пообщалась не с одним десятком стартапов на тему роадмапа и стратегии – а точнее, их отсутствия. В лучшем случае, было что-то вроде "+x% DAU" или "+x% conversion to y".

"А почему DAU, а не MAU? – спрашиваешь их. – Почему количество пользователей, а не частота использования? А что если мы нарастим DAU в России, а просядем в Китае, это ок?".

Ответа на эти вопросы, чаще всего, нет. Если у вас их тоже нет, хорошенько подумайте, а есть ли у вас продакт-менеджер, или это проджект/аналитик/разработчик с модным тайтлом. Он/она общается с пользователями, пишет PRD и бесконечно приоритезирует бэклог – и команда вполне логично недоумевает, зачем для этого нужен отдельный человек.

Продакт отвечает за стратегию развития продукта. Что значит "стратегия":

  • понимание текущего состояния продукта;
  • понимание трендов на рынке и текущих/потенциальных проблем;
  • понимание, куда мы хотим прийти через x лет;
  • артикуляция принципов и этических стандартов, которыми мы будем руководствоваться по пути;
  • артикуляция того, что мы делать НЕ будем.

Метрики, безусловно, важны для ежедневной операционной работы, но сами по себе, без стратегии, совершенно бессмысленны. Предположим, мы выбрали DAU ключевой метрикой – вроде как вещь нужная, правда?

  • Но что если мы, например, Avito – количество пользователей растет, но количество покупок не увеличивается;
  • Но что если цикл использования нашего продукта – месяц, а не день;
  • Но что если мы выходим на новый рынок;
  • Но что если мы, например, заспамим всех нотификациями – количество пользователей в краткосрочной перспективе вырастет, удовлетворение от продукта упадет.

Метрики помогают следить за прогрессом; стратегия помогает принимать решения – что, особенно в долгосрочной перспективе, намного важнее.